Кирпич-черепицарф
для самых красивых домов
Кирпич-черепица.рф – продажа кирпича от ведущих производителей

История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар «Городские кварталы»

Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.

Разговор о кирпиче в этот раз получился глубоким и разносторонним, объединив технический практикум с рассказом о значении кирпичной технологии в истории мировой архитектуры.

Семинар организовала компания «КИРИЛЛ» совместно с Кирово-Чепецким кирпичным заводом, который известен своей уникальной продукцией. У завода немецкая линия Keller HCW, на которой за пятнадцать лет работы российские специалисты научились разрабатывать новые марки кирпича уже без помощи европейских коллег. В числе новинок – презентованный на семинаре узкий кирпич под торговой маркой ModFormat – 290х85х50 мм. Мода на него зародилась в Европе в начале 2000-х, но в России современную «плинфу» до сих пор никто не выпускал. Кирово-Чепецкий завод наладил производство керамического кирпича такого формата и готовится выпустить такой же с клинкерными характеристиками.

При том, что сегодня завод технически может делать кирпич с идеально ровным тоном и формой, архитекторы, наоборот, хотят материал, приближенный к старому ручному кирпичу с небольшими дефектами. Аутентичный кирпич, в отличие от современного, производился в условиях неравномерного обжига и разнотонным был в зависимости от происхождения сырья: разное содержание в нем, например, железа при обжиге влияло на красный цвет. За рубежом разнотонность всегда считалась обычным делом, тогда как отечественные заводы научились выпускать максимально одинаковые кирпичи. Но мода важнее: чтобы походить на иностранную продукцию, в России придумали так называемую «баварскую кладку», смешивая кирпич разных цветов или производя флэш обжиг. Эффекта ручной формовки и состаривания на Кирово-Чепецком заводе добиваются, используя текстурирование бруса до момента резки.

«Любовь к старому кирпичу – это базовая потребность в культуре, в артефактах, имеющих длительную жизнь», – считает участник семинара, искусствовед, старший научный сотрудник Музея архитектуры Марк Акопян. В современной моде на исторический кирпич, по его мнению, есть и некоторая усталость, и реакция на эпоху 1990-х. Именно тогда у архитекторов после долгого дефицита впервые появился выбор строительных материалов, и этот вызов был принят как попытка максимально разнообразить фасады. Впрочем, не всегда удачная.

«Керамогранит, композитные панели, зеркальное стекло, стандартный кирпич – все это отошло на второй план. Сейчас кирпич входит в мейнстрим уже как осознанный выбор архитекторов, а не попытка вернуться к старине. В современной архитектуре он выполняет роль гармонизации, прежде всего, для крупных зданий, которые появляются в центральной части города, и он примиряет новый объем с нашим пониманием исторического центра. Все-таки, старый материал априори ближе старому городу».

По мнению другого участника семинара, научного сотрудника Музея архитектуры Кирилла Постернака, выбирать кирпич для человека, выросшего в русской культуре, в целом более естественно, чем голый бетон. Современные архитекторы предпочитают кирпич не из желания копировать исторические образцы, а потому что это, прежде всего, естественный и приятный материал: «Сегодня мы имеем совершенно иное архитектурное мышление, и архитекторы иначе работают с кирпичом. Например, сейчас никому не придет в голову выкладывать фигурную колонку из кирпича, потому что в контексте современной архитектуры это нелепо и архаично, и не имеет особого смысла, разве что в традиции церковного строительства. Просто кирпич – это очень человечный материал, он близок к повседневной среде, ближе к человеку разве что дерево, которое обладает свойством тактильности».

У выступившего на семинаре с лекцией архитектора Романа Леонидова на тему нынешней кирпичной моды свой оригинальный взгляд: выбор в пользу мелкоштучного материала он связывает с социокультурной повесткой, доминирующей в обществе в ту или иную эпоху.

«Внимание к кирпичу, этому строительному атому, сейчас входит в моду, потому что общество входит в стадию атомизации. Такие периоды бывали и раньше – например, эклектика, модерн, когда автор выступал самостоятельной, неделимой единицей, стоящей во главе всего. Но после революции мы вступили в эпоху обобществления, когда вот эта единица была замазана штукатуркой. А сейчас мы вдруг решили, что кирпичная кладка флигеля «Руина», которая спокойна жила под штукатуркой всю свою историю – сама по себе ценна, декоративна, и ее нужно показывать…».

В истории русского зодчества XVII век известен как эпоха виртуозного владения кирпичом. Никогда ни до, ни после мастера каменщики не достигали таких высот. Внимательный взгляд современного архитектора также найдет для себя немало интересного в этой эпохе, тем более что и сегодня работа с кирпичом – это по-прежнему определённый навык, ремесло и искусство.

Так называемое русское узорочье стало далеким отголоском маньеризма, сменившегося на западе эпохой барокко, но, как и все, попадающее на русскую почву, в итоге вышло очень самобытным. При достаточно архаичных конструктивных схемах, узорочье всю свою выразительную мощь сконцентрировало на декоративных элементах, активно сочетая кирпич с поливными изразцами. Виртуозность, с которой мастера выкладывали целые ковры из орнаментов, действительно, поражает. В XIX веке, когда русские архитекторы были захвачены мыслью создать национальный стиль, они в первую очередь обратились к традиции русского узорочья, поскольку именно она оказалась наиболее узнаваемой и созвучной чисто русскому духу, отметил в своем выступлении Кирилл Постернак.

«Русская культура никогда не пребывала в полной изоляции. Даже самый «русский» из всех стилей – узорочье – это все равно сплав национальной и западной традиции, которую к нам привносили мастера из Швеции, Польши, Шотландии, вместе с определенными технологическими секретами. По сути, это было общим направлением европейского искусства, которое с некоторым запозданием пришло в Россию и оказалось очень созвучным времени восстановления русского государства после бед Смуты».

XX век доказал, что кирпич позволяет строить совершенно разную, не только русскую национальную архитектуру. После революции казалось, что этот материал прошлого безвозвратно канет в лету подобно чугуну, из которого почти 200 лет строили дома и мосты. Но получилось так, что как раз кирпич дал новые возможности архитекторам в создании современных зданий, рассказал участникам семинара Марк Акопян. Самый прогрессивный авангардист Константин Мельников, например, строит из кирпича Бахметьевский и Новорязанский гаражи, а также свой знаменитый дом – программное высказывание новой эпохи. Мельников штукатурит оба цилиндра, но оставляет голую кирпичную перемычку между ними как важный акцент всей композиции.

Декоративные свойства кирпича вновь привлекают к себе внимание советских архитекторов на волне интернационального модернизма. Усталость от стерильных форм стекла и бетона возвращает к кирпичу как доступной и, на самом деле, единственной альтернативе панелям. Так, кирпичная архитектура стала прибежищем тех, кто устал от индустриальных проектов, позволяя несколько варьировать формы, добавлять интересные элементы в композицию жилых домов и клубов, а иногда – как в случае с Палеонтологическим музеем в Москве – и строить настоящие шедевры.

«История развивается по спирали, и то что применялось много лет назад, снова становится популярным», – говорит коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин. Сегодня завод выпускает длинные «византийские» кирпичи, которые широко используются в постройках в духе барнхаус, хай-тек, стиль Райта. Архитекторы с интересом относятся также к таким маркам, как керамический кирпич KÖNIGSTEIN и клинкер EDELHAUS, говорят производители. Особенностью продукции Кирово-Чепецкого кирпичного завода является то, что он выпускает не только пустотелый лицевой кирпич, но и полнотелый во всей заявленной цветовой гамме – его как правило используют для создания дополнительного объема и пластики на фасаде. Градиентные и сложные цвета получаются при сочетании нескольких технологий: окрашивания в массе, ангобирования и безкислородного обжига.

«Керамика сама по себе – устойчивый материал, который показал себя на старинных зданиях, прежде всего, тем, что он красиво стареет. Это и отличает его от многих других фасадных материалов. Клинкерный кирпич – это, пожалуй, самый долговечный материал, завод даже дает сто лет гарантии на отсутствие разрушений на фасаде здания под воздействием внешней среды. Нанося ангоб – мы делаем это до обжига – окрашивающая поверхность спекается с телом самого кирпича и делает его еще более стойким».

Впрочем, как и столетия назад, работа с кирпичом по-прежнему требует мастерства, которое зачастую и является залогом успеха всего проекта. Как отмечает руководитель специализирующейся на кирпичных фасадах компании «Метроспецстрой-Девелопер» Сергей Иванович Потапкин, иногда даже из обычного кирпича при умелой кладке можно получить уникальный проект. В качестве примера он привел жилой комплекс Maison Rouge, где применялась облицовка из половинки стандартного кирпича и необычные раскладки, сделавшие этот довольно скромный по масштабу дом особенным.

Такие архитектурные удачи всегда становятся результатом сотрудничества архитекторов и строителей, подчеркнул в своем выступлении Сергей Иванович Потапкин. Так, многие пластические находки в проекте «Садовых кварталов», который можно считать одним из эталонных современных примеров работы с кирпичом, стали возможны благодаря запатентованной «Метроспецстрой-Девелопер» подсистемы на основе стеклофибробетона, позволяющей выполнять сложные элементы и активно использовать подвесной кирпич в выступающих частях зданий.

Как заметил в своем выступлении архитектор Роман Леонидов, изобретение кирпича в мировой истории – то же, что и изобретение колеса, одна из основ современной культуры. Кирпич встречается во всех культурах от древней Месопотамии до наших дней. Это мельчающий и неделимый элемент архитектуры, доказавший свою жизнестойкость и универсальность, будь то римские термы или нью-йоркские небоскребы. «Знания всегда могут помочь. Это как в джазе – чем больше стандартных элементов знает музыкант, тем выше его уровень в импровизации. В архитектуре тоже самое – чем больше ты знаешь приемов, техник, стилей, тем больше у тебя в руках инструментов, и тем свободнее ты владеешь ремеслом», – подытожил проведенный семинар Роман Леонидов.

Поделитесь с друзьями:
Наверх