Кирпич-черепицарф
для самых красивых домов

Кирпичное строительство в Москве в начале XVIII века

Основные направления развития частного кирпичного строительства, масштабы строительных работ, осуществлявшихся в первой четверти XVIII в. в Москве и провинции, состояли в прямой зависимости, с одной стороны, от потребностей и эстетических представлений заказчиков, размеров вкладываемых в тот или иной строительный проект денежных средств, с другой - отражали внутреннюю политику Петра 1, нашедшую свое воплощение и в архитектурно-градостроительном законодательстве, которое оказывало большое, а в отдельные годы определяющее воздействие на состояние строительного дела.

Главным в указах последнего двадцатилетия XVII в. и начала XVIII в., регламентировавших решение вопросов застройки Москвы, был постоянный поиск средств защиты города от пожаров. О злободневности этой проблемы говорит существовавшее тогда понятие "пожарное время". "Великий" пожар 1699 г. истребил значительную часть Кремля, Китай-города и Белого города, «опустошение от пожаров» произошло в Москве также в 1701, 1709, 1712 гг. Борясь с пожарной опасностью, государство предпринимало, прежде всего, меры, направленные на снижение возможности возгорания всякого рода сооружений, требуя крыть палатное строение тесом, "а сверх тесу усыпать землею", дранью на подставках или черепицей, строить мазанки из глины "по образцам, каковы сделаны в селе Покровском", обкладывать деревянные хоромы кирпичом, "дабы ни малого дерева знаку не было". Еще в начале 80-х годов XVII в. появляются указы, запрещавшие надстраивать под угрозой сноса "хоромы и чердаки" на палатах, а хоромы предписывали строить в два жилья, но не выше.

Одним из главных направлений законодательной политики Петра 1 в отношении порядка застройки столицы с конца XVII в. являлось последовательное внедрение в центр Москвы кирпича как основного строительного материала, который должен был помочь кардинально решить проблему пожаров. Это касалось, главным образом, частных застройщиков, поскольку административные здания, а также монастыри и городские храмы были к этому времени выстроены по преимуществу из камня. В 1681 г. погорельцам, у которых дворы "по большим улицам к городовой стене к Китаю и к Белому Городу", выдавали для строительства каменных палат в долг кирпич по полтора рубля за тысячу с рассрочкой выплаты на 10 лет.

С начала XVIII в. указы стали предписывать на погорелых местах в Москве и на загородных дворах строить исключительно из кирпича, хотя бы "в полтора и в один кирпич", допускались, правда, и мазанки. Эти требования касались не только жилья, но и построек хозяйственного назначения, конюшен, амбаров и т.п.

Указ от 28 января 1704 г. обязывал строить "всяких чинов людям", проживающим на территории Кремля и Китай-города, палаты, подсобные помещения и лавки из кирпича, использовать дерево категорически запрещалось. В следующем году этот указ был подкреплен новым, неоднократно подтвержденным, который запретил кирпичное строительство в Белом, Земляном и за Земляным городом, "покамест в Китае каменное строение будет построено". В 1712 г. к привилегированной части Москвы был присоединен Белый город, причем маломощным городским жителям центра предлагалось, как и ранее, в 1704 и последующие годы, "кому каменное строение строить нечем", продавать свои дворы более обеспеченным горожанам. В то же время любой житель Земляного, а до 1712 г. и Белого города мог поменять свой двор или купить земельный участок в Китае, если был в состоянии отстроиться из кирпича. Однако курс на постепенное полное вытеснение дерева как строительного материала из центра Москвы, прослеживавшийся в законодательных мероприятиях государства начала XVIII в., как оказалось в дальнейшем, был на практике невыполним по причине нехватки требовавшихся для этого стройматериалов, кадров мастеров каменно-строительных специальностей, общей направленности государственной политики. Проблема особенно обострилась в связи с завоеванием и освоением южных территорий и образованием новой столицы - Петербурга. Ввиду того, что запланированная интенсивная застройка нового города происходила медленно - необходимое число "каменщиков и прочих художников того дела" обеспечить даже "за довольную плату" и под страхом лишения их имущества и ссылки было трудно, - 9 октября 1714 г. последовал указ, "о запрещении на несколько лет строить" во всем государстве "всякое каменное строение". Тем самым Москва была с точки зрения архитектурного законодательства была уравнена с провинцией.

Однако указ, несмотря на всю его строгость, не мог надолго прекратить весь поток строительных и ремонтных работ и действовал в полном объеме недолго. В 1718 г. был снят запрет на каменное строительство в Кремле и Китай-городе, в Белом городе разрешено делать деревянное строение на каменном фундаменте, а церкви повсюду крыть черепицей или лещадью. В 1722 г. последовало решение "в городах каменные церкви старые починивать, где нужда будет требовать, и вновь строить позволить". Полностью запреты и ограничения на каменное строительство были сняты в 1728 г.

Итак, законодательная политика первой четверти XVIII в., безусловно, оказала прямое воздействие на интенсивность, характер и географию частного каменного строительства, однако документы свидетельствуют, что правительство не сумело добиться своими запретительными мерами полного прекращения всякого рода строительной деятельности.

Array
(
    [0] => Array
        (
            [ID] => 2851
            [TIMESTAMP_X] => 22.07.2017 07:00:56
            [MODULE_ID] => iblock
            [HEIGHT] => 1170
            [WIDTH] => 1760
            [FILE_SIZE] => 554412
            [CONTENT_TYPE] => image/jpeg
            [SUBDIR] => iblock/aed
            [FILE_NAME] => aed9ca01d2951070aa7a44fb660970d4.jpg
            [ORIGINAL_NAME] => regnum_picture_1460071557582985_normal.jpg
            [DESCRIPTION] => Старая Москва. Улица в Китай-городе начала XVII века
            [HANDLER_ID] => 
            [EXTERNAL_ID] => c671fed001add934239d6e7833d0d54a
            [~src] => 
            [SRC] => /upload/iblock/aed/aed9ca01d2951070aa7a44fb660970d4.jpg
        )

)
Наверх