Кирпич-черепицарф
для самых красивых домов

Мираж в привязке к местности

Крупнейшее мероприятие года — Архитектурная биеннале в Венеции уже в 13-й раз подходит к своему завершению. На выставке было представлено 69 проектов, плюс более полусотни стран разместили национальные экспозиции в рамках концепции нынешнего куратора Дэвида Чипперфильда Common Ground - «общее основание». Поиск единого знаменателя, опорных точек, совместных интересов в современном мире не ограничивается архитектурной или какой-либо ещё сферой. Проблема взаимодействия культур — это, фактически, проблема выживания человечества, развития цивилизации и сохранения окружающего мира.

Архитектурная биеннале в Венеции
Архитектор Алексей Козырь на архитектурной биеннале в Венеции

«Золотого льва» удостоился проект «Башня Давида / Большой горизонт», созданный швейцарским архитектурным бюро Urban-Think Tank, британским дизайн-критиком и директором издательской программы института «Стрелка» Джастином Макгуирком и датским фотографом Иваном Боном. Интернациональная европейская команда составила экспозицию по теме недостроенного небоскрёба в трущобах Каракаса, ставшего одним из крупнейших, и действующего кафе с традиционной венесуэльской кухней.

Высшую награду за достижения в области архитектуры получил лауреат Притцкеровской премии португальский архитектор Алваро Сиза, известный как автор Метеорологического центра в барселонской Олимпийской деревне, ректората Университета Аликанте, Музея современного искусства в Галисии, Культурного центра фонда Ибере Камарго в Бразилии, павильона британской Serpentine Gallery. «Золотой лев» за лучший национальный павильон достался японской экспозиции «Здесь возможна архитектура? Дом для всех». Куратор Тойо Ито посвятил награду жертвам цунами. Премия для молодых архитекторов «Серебряный лев» досталась участникам ирландского бюро Grafton Architects.

Присутствие России в биеннале оказалось сколь широким, столь и многогранным. Сам куратор выставки Дэвид Чипперфильд участвует в проекте «Сколково» и разработал проект реконструкции Пермского театра оперы и балета. Именитый швейцарец Петер Цумтор в Предуралье был председателем конкурса на строительство центра PermMuseumXXI, а сейчас готовит проект Пермской художественной галереи.

Для российской экспозиции традиционно использовался павильон, возведённый Алексеем Щусевым к Всемирной выставке 1914 года и отреставрированный к нынешней биеннале. Проект i-city, посвящённый иннограду «Сколково», был удостоен специального упоминания жюри «за диалектический подход к прошлому, настоящему и будущему страны». Экспозиционное пространство павильона заполнено множеством светящихся QR-кодов с постоянно обновляющейся информацией об иннограде, существующем пока только в виртуальном пространстве. Комиссаром выступил архитектурный критик Григорий Ревзин, кураторами Сергей Чобан, Сергей Кузнецов (ныне главный архитектор Москвы) и Валерия Каширина.

Особенно интересно участие россиян в украинской экспозиции. Одним из спонсоров здесь выступила Фирма КИРИЛЛ, хотя в проекте «Архитектура миражей» не предусмотрено использование традиционной керамики. Просто Украина подошла наиболее креативно к пониманию «общего основания», а талантливые россияне придумали проект, который может быть реализован любой страной и послужит отправной точкой для решения тех проблем, которые много лет обсуждаются на самом высоком международном уровне. Практически нетронутые цивилизацией арктические области наиболее уязвимы, но от их состояния зависит пригодность земного шара для какой бы то ни было жизни. Так проблема защиты озоносберегающего слоя над Антарктидой в своё время легла в основу декларации ООН, принятой в Рио-де-Жанейро; планы нынешних правителей осваивать арктический шлейф вызывают негативный резонанс по всему миру.

Концепция проектов «Персональный плавучий музей» и «Музей современного искусства для полярных зон» принадлежит художнику, путешественнику, моряку-подводнику Александру Пономарёву. Вместе с архитекторами изобретателями Алексеем Козырем и Ильёй Бабаком, при участии фотографа, океанического исследователя Сергея Шестакова, они создали экспозицию «Архитектура миражей». Идея родилась после путешествия Александра Пономарёва на украинскую полярную станцию «Академик Вернадский», где художнику удалось запечатлеть на камеру удивительные антарктические миражи. Оптические иллюзии во все времена вдохновляли зодчих, но современные технологии позволяют не только воплощать их в качестве эстетического компонента, но строить на их основе оригинальные концепции, где произвольная трансформация эфемерных структур приобретает мегасмысл.

«Персональный плавучий музей» - это платформа длиной 78 метров и водоизмещением 1800 тонн. Экспозиционная площадь составляет 1844 м² и распределена по кубическим объёмам. Два зала стационарно находятся ниже линии фарватера, ещё три куба способны менять своё расположение — либо возвышаясь над палубой, либо уходя вглубь платформы. Фасады верхних залов символизируют три состояния воды. С помощью специальных генераторов первый куб покрывается льдом, второй окутан паром, по третьему стекает вода. Несмотря на всю фантастичность задумки — так, например, движение верхних объёмов не программируется, а подчиняется внешним факторам, авторы считают проект абсолютно жизнеспособным и готовым к реализации.

Не менее удивителен похожий внешне на огромную ложку «Музей современного искусства для полярных зон». Длина судна составляет 160 метров, при этом добравшись до пункта назначения, большая часть его трюмов заполняется водой и корабль опрокидывается на 90º, становясь вертикально. В надводной части остаются гостиничные каюты на 60 человек, в подводный мир погружается капсула смотрового и вставочного зала, в которую посетители спускаются на батискафе.

Оживляли экспозицию ручные зарисовки Александра Пономарёва, сделанные на старых морских картах. В одном из залов были расстелены ковры, с которых зрители могли любоваться подводной стереосъёмкой Сергея Шестакова, проецируемой на потолок. Да и сам павильон, спроектированный Алексеем Козырем, получился морским и, в определённой мере, призрачным. Деревянный каркас, обтянутый льняным полотном, с одной стороны, символизирует мачты и паруса, с другой, создаёт лёгкую полупрозрачность и зыбкость стен — эффект морских туманов и непрерывного движения. Авторы делают акцент на Антарктике, но убеждены, что такие музеи можно создавать везде, где есть постоянный поток туристов и необходимая глубина фарватера. «В то, что моя субмарина (проект «Субтициано», 53-я Биеннале современного искусства в Венеции, 2009 г.) всплывёт на Гранд-канале тоже немногие верили, а она всплыла, - поясняет Александр Пономарёв. - И восьмиметровые акриловые колонны, наполненные водой с курсирующими вверх-вниз «субмобилями» (инсталляция «Дыхание океана» на ЭКСПО в Лиссабоне, 1998 г.), когда-то казались чем-то невероятным. Мне удалось воплощать в жизнь все замыслы. К тому же принцип «кувырка», который совершает «Музей современного искусства», уже отработан океанологами на небольшом канадском исследовательском корабле».

Нынешнее участие в биеннале под украинским флагом связано не только с тем, что задумка экспозиции родилась на полярной станции «Академик Вернадский», которую, кстати, Украина не унаследовала от СССР, а получила в дар от Великобритании в начале 1990-х. Александр Пономарёв родился в Днепропетровске, учился в Высшем инженерно-морском училище в Одессе, а дед его был из Запорожской сечи... Казацкие корни — ещё одно «общее основание», заявленное Дэвидом Чипперфильдом в качестве концепции нынешней биеннале.

Кстати, выставку «Архитектура миражей» москвичи смогут оценить во всей красе в Музее архитектуры им. А.В. Щусева». Планируется, что здесь она будет экспонироваться на протяжении декабря.

Наверх