Кирпич-черепицарф
для самых красивых домов

Русские изразцы XVI века

О русских изразцах эпохи Ивана Грозного всерьёз заговорили чуть больше 30 лет назад. Знали и раньше, но скупость материала не позволяла выдвигать даже гипотез. Цветные глазурованные изразцы появляются на нескольких ключевых объектах того времени. Это собор Покрова на Рву, Борисоглебский собор в Старице, Успенский собор в Дмитрове и великокняжеский дворец в Московском кремле (изразцы которого были обнаружены археологами во второй половине 1990-х). Борисоглебский собор был разобран за ветхостью в начале XIX века, великокняжеский дворец многократно перестраивался, став в итоге частью Грановитой палаты. Эти два объекта, равно как и Покровский собор строились на рубеже 1550-60-х годов. А вот Успенский собор в Дмитрове был возведён не позднее 1533 года, по другим данным и вовсе — к 1512 году. При этом следующие полихромные изразцы в русской архитектуре датируются серединой XVII века.

Что же представляли собой изразцы XVI века? Прежде всего, это орнаменты, которые располагались на карнизах, шатрах, арках, возможно, являлись украшением интерьера. Но были и сложные сюжетные композиции внушительных размеров. Причём изразцовые иконы трёхметровой высоты обнаружены только в уездных Старице и Дмитрове. Они вылеплены из крупных блоков высоким, плоским и контурным рельефом, имеют надписи, покрыты глазурью в три-четыре тона, имеют пазы для удобства соединения с кирпичной кладкой. Выяснилось, что резка частей композиций производилась непосредственно после формовки, то есть мастера знали, как будет усыхать глина, как строить композицию, чтобы стыки блоков совмещались и приходились на наименее важные с художественной точки зрения детали. Более того, все изразцы по сути идентичны и являются продуктом одной мастерской.

Ключевым стало исследование В.В. Кавельмахера и М.Б. Чернышёва, в процессе которого выяснилось, что хронологически выпадающий из ряда Успенский собор получил нынешние изразцы лишь на рубеже XVIII-XIX веков, когда разбирали храм в Старице. Другой важный вывод — сходство композиций и совпадение размеров изразцов с шитыми пеленами, которые изготавливались в мастерской Евфросинии Старицкой. Ещё один исходный момент: архитектурная близость храма Василия Блаженного и Борисоглебского собора. Заказчиками в данном случае выступали двоюродные братья: Иван Грозный и Владимир Старицкий.

История того времени по сей день трактуется в лубочном стиле. Безумный царь, который последовательно расправляется со всем своим окружением: сыном, родственниками, боярами, церковными иерархами, — во имя становления Великой Руси. Архитектурные шедевры создают выходцы из народа, вероятно, они же «изобрели» изразцы, стеклянные витражи, ренессансные приёмы кирпичной кладки. И как-то не возникает вопрос, что в окружении Иоанна IV не было простолюдинов, что при дворе работали европейские мастера, что бояре прекрасно знали новшества и обычаи западных стран. Разумеется, и внутриполитическая жизнь не ограничивалась чёрно-белой гаммой.

После смерти великого князя Василия его брат Андрей хотел сбежать из своего Старицкого удела в Литву, но был пойман Еленой Глинской и заморён голодом в тюрьме. Когда её не стало, Иван близко сходится с двоюродным братом Владимиром Андреевичем. Они вместе путешествуют по России, охотятся, участвуют во взятии Казани. Причём Грозный очень высоко ценит заслуги Владимира, полностью ему доверяет. Первый серьёзный разрыв произошёл лишь в 1553 году, когда Владимир и его мать Евфросиния Андреевна отказывались целовать крест на верность царевичу Дмитрию в случае смерти Ивана, но размолвка, вероятно была не долгой.

Покровский собор Грозный строил с 1555 по 1561 год. Борисоглебский Владимир Старицкий возвёл с 1558 по 1561 год и освятил буквально через месяц после московского храма. Оба выполнены из кирпича и белого камня, имели сходные шатры и планировку. Если принять версию, согласно которой начинали стройку в Москве Барма и Постник, а оканчивал один, можно предположить, что второй отправился в удел великого князя. Что касается изразцов, то нельзя исключать, что это те же каменщики — либо иностранцы, либо образованные русские, перенявшие технологии и опыт в Польше или Германии. В этом случае в Москве использовались простые лекала для орнаментов, а зодчий, продолживший дело в Старице, благодаря мастерской Евфросинии, освоил новые формы и сумел воплотить более сложные композиции. Другой вариант: в окружении Старицкой (урождённой Хованской) было много выходцев из Польши, что подтверждают летописцы, и именно в их среде возникли первые изразцы. Старицких Иоанн Васильевич обличил в «неправде» в 1563 году. Евфросинию постригли в монахини. Если глазурованная керамика изначально возникла в её мастерских, то возможно, что какие-то лекала и мастера были по случаю привезены в Москву и в это время декорировали Покровский собор с великокняжеским дворцом. Под «неправдой», кстати, может скрываться, в частности, царское недовольство величием Борисоглебского собора, конкурирующего с Покровским и посвящённым, по сути, тому же взятию Казани. Если так, то отсюда де-факто могла возникнуть легенда об ослеплении зодчих, которые смогли превзойти в красоте царский заказ...

Первый удар пришёлся на мать Старицкого, которой принадлежали художественные мастерские (впрочем, она больше сына пыталась влиять на государственные дела, подчёркивая близость родовых ветвей), сам он тогда просто попал в опалу: бояр, стольников и дьяков заменили шпионами. В 1566 году Грозный под благовидным предлогом меняет удел Владимира Андреевича — вместо завещанной Иваном III Старицы ему достаётся Дмитров. Формально дружественные отношения ещё продолжаются: по крайней мере в 1568 году Старицкий сопровождает царя в Новгород.

Гипотетически можно предположить, что со сменой вотчин Владимир Андреевич попытался установить какие-то панно, выполненные по лекалам его матери, на Успенский собор. О мотивах судить трудно, но сюжетные изразцы на тот момент были «фирменным» знаком Старицких — ничего подобного на Руси сделать больше никто не мог. Возможно в дело пошли плиты, отбракованные при строительстве Борисоглебского храма, или выполняли их вчерашние подмастерья, но если глазурованная керамика была установлена, а со временем потеряла краски или стала осыпаться, логично, что при разборке Борисоглебского собора часть изразцов отправили сюда — дабы восстановить былое благолепие. Тем более, что в его убранстве старицкого храма имелось большое количество глазурованной керамики, которая, несмотря на охрану кирпича после разборки, нигде в иных местах не «всплыла».

Трудно судить по разрозненным и предвзятым источникам, хотел ли Владимир Старицкий сбежать в Литву и вынашивал ли планы покушения на двоюродного брата. 1569 год для Грозного был одним из самых кровавых. Тогда он приказал задушить митрополита Филиппа, тогда же отравил Владимира Андреевича с женой и детьми, причём этот процесс контролировал лично. В тот же год на реке Шексне утопили инокиню Евдокию, бывшую в миру Евфросинией Старицкой. Одновременно казнили всё их окружение, включая слуг. Секрет изготовления полихромных изразцов на этом теряется. Применять их в архитектуре через столетие вновь начнёт патриарх Никон, который одновременно запретит возведение шатровых церквей, по принципу которых были построены храм Василия Блаженного и Борисоглебский собор.


Наверх